Инспектор Лестрейд
Кто людям помогает, тот тратит время зря. Хорошими делами прославиться нельзя. (с)
Ещё находясь в весьма юном возрасте, я любил докапываться до истины. Не было покоя моей душе, если оставался неизвестным похититель сушившихся во дворе у соседей простыней либо не нёс заслуженного наказания сорванец, стянувший горсть табака в лавке табачника. Когда я бывал свидетелем подобному, гнался за воришкой пока наконец не настигал его сам или его не излавливал кто другой, возжелавший помочь. За такое рвение я частенько бывал бит, и временами нещадно, но от убеждений своих отказаться не мог.
А надо сказать, рос я на окраине Честера, что в Чешире. Холмистая местность там густо испещрена сетью шахт и каръеров, и Ди протекает неподалёку, образуя скорее озеро, нежели реку. Среди всего этого великолепия легко было представлять себя в погоне за бандой преступников, скрывающейся в одной из шахт, чем я с упоением и занимался по многу часов кряду. Компанию мне составляли мои многочисленные приятели, но и когда они изъявляли желание поиграть во что-нибудь другое, я наслаждался своей игрой в одиночку. Так было даже интересней, представлять себя великим сыщиком, выследившим могущественную банду, которая держала в страхе весь Чешир. О, как я мечтал стать таким сыщиком! Но возможностей пойти учиться у меня не было, мать работала прачкой и получала гроши, отец сгинул неведомо куда, когда мне ещё и четырёх не было. Братьев-сестёр я не имел, о чём не раз жалел. Чтобы помочь матери, я уже с двенадцати лет бегал на побегушках у шахтёров, а с шестнадцати работал наравне с ними. Освободившись, часто ходил к реке, бродил по берегу, купался в тех немногих местечках, где вода была чуть чище. И, конечно же, продолжал представлять себя сыщиком, расследующим дело об утопленнике или ещё что подобное. Время шло, мне уже перевалило за семнадцать, а мечты оставались мечтами, и игры - играми.
Как-то внезапно заболела и в несколько недель сгорела мать, и я остался совсем один. Поначалу я машинально продолжал работать на шахтах и вести своё скромное хозяйство, только по катакомбам и прибрежным кущам бродил намного дольше, и заходил куда дальше. Потом мне в голову начала закрадываться мысль, что теперь можно попытаться поехать в Сити, устроиться там, и, возможно, приблизиться к своей мечте. Я жил экономно, и, хотя все наши скромные сбережения ушли на похороны матери, с тех пор немного денег успел скопить. Мысль крепла, и я каждый цент берёг, приближая тот день, когда я смогу вырваться ит этого захолустья.
Однажды вечером, когда я, как обычно, бродил по берегу, случилось нечто, перевернувшее мою жизнь в одночасье. Тогда я забрался довольно далеко и пробирался по заболоченному, илистому участку, усеянному редкими островками твердой суши. На глаза попалось нечто тёмное, неясной кучей выделявшееся промеж жидкой растительности. Чем пристальнее я вглядывался, тем сильнее волнение сжимало мою грудь. Это очень походило на человеческий труп, я готов был поклясться, что могу различить руку. Сердце колотилось так, что я почти ничего не слышал, так в ушах бухало. Я осторожно огляделся по сторонам - вроде никого. Судорожно пытаясь сообразить, как же мне быть - идти звать подмогу или справляться самому, я простоял ещё несколько минут. Между тем уже темнело, и я рассудил, что если я пойду за подмогой, то искать труп уже не будет смысла. До утра же могло случиться что угодно, труп мог и исчезнуть. Замешательство длилось недолго - я должен был вытащить тело на сухое место, а там уже видно будет. Решившись, я приступил к задуманному. Добраться до цели было не так просто, это было дальше от берега, чем стоял я, и вонючая жижа болота была глубже. Закатав штаны повыше, я начал потихоньку пробираться к темнеющей куче, нащупывая ногами устойчивые участки. Благополучно достигнув цели, я осторожно перевернул тело - это оказалось всё-таки тело - и на меня уставились мёртвые глаза немолодого уже мужчины. С ужасом отвернул я голову в другую сторону и, стиснув зубы, рывком взвалил труп на плечо. Ещё не менее получаса я тащился по хлюпающей трясине, в стремительно сгущающейся темноте, среди звона комаров. Почувствовав под ногами твёрдую почву, я свалил труп на землю и выдохнул. С ног до головы измазанный илом, озябший, я тем не менее чувствовал себя весьма воодушевлённым. Это было настоящее приключение, не выдуманное горсткой мальчишек в заброшенном каръере.
И тут я с ужасом обнаружил, что неподалёку, на сухом берегу, стоит группа мужчин и наблюдает за мной. В голове с бешенной скоростью замелькали картины, одна страшнее другой, но, не успел я как следует испугаться, как один из них - судя по всему главный, подошёл ко мне поближе, и я сумел разглядеть на нём мундир офицера полиции, о боги!
- Уильямсон, офицер Полиции Большого Лондона, - представился он. - Скажите, Вы всегда лазаете за трупами в трясину?
Шутит, он надо мной шутит! Я сердито зыркнул на него и , выпрямившись, ответил:
- Никак нет, сэр, это мой первый опыт подобного рода.
- Надо же, а вели себя, как профессионал.
- Вы что, наблюдали за мной всё это время, сэр? Почему же никто вызвался помочь? - возмутился я.
Офицер слегка смутился и оглянулся на двух остальных - по виду констеблей, те тоже выглядели смущёнными.
- Видите ли, кхм, - прокашлялся он. - Мы... не знаем этих мест, и ... это болото...
- Вы боялись лезть туда! - я расхохотался, поразившись собственной догадке. - Испугались!
-Мы не боялись! - заявил покрасневший, как его, Уильямсон. - Мы ждали подмогу. А, вот и она!
Действительно, из-за холма уже показалась карета.

Пока констебли разбирались с трупом, осматривали и грузили его в карету, я в сторонке пытался кое-как отчистить свою одежду. Уильямсон подошёл ко мне и начал расспрашивать о моей жизни и роде занятий. Выяснив всё, что хотел, он наконец хитро улыбнулся:
- И что, найдёте ещё труп - снова полезете вытаскивать в любую грязь?
- И полезу. Что ж, бросить его там что ли? - буркнул я.
Он рассмеялся и произнёс слова, которые до сих пор музыкой звучат в моих ушах:
- Хотите служить в полиции?

Так сбылась моя самая заветная мечта, и я попал в Скотланд Ярд.
П.С. А убитый оказался важной лондонской шишкой, вот почему Полиция Большого Лондона оказалась в нашей глуши.

Вопрос: Интересно?
1. да 
16  (100%)
Всего: 16